Pressfeed: дай Pressfeed — первый в России сервис журналистских запросов. Дай комментарий СМИ — получи публикацию бесплатно
Запросы журналистов на Pressfeed

Pressfeed — первый в России сервис журналистских запросов. Журналистам — материал для статей и передач. Экспертам и пиарщикам — бесплатные упоминания в СМИ.

Для журналистов  Для экспертов и пиарщиков
PR
4 декабря 2018

Как независимому PR-консультанту выживать и зарабатывать в 2019 году

Однажды они решили уйти с насиженных мест, покинуть большие компании и забыть про офис, променяв его на свободу и… нестабильность. Независимые PR-консультанты рассказали Pressfeed, почему сделали такой выбор, где ищут клиентов и сколько зарабатывают. А также — как выжить в конкуренции с PR-агентствами и остаться на плаву в 2019 году.

Что заставило уйти на вольные хлеба

Инна Крапивина, PR консультант, работала в «Евросети» и Yota

С 2014 года я работала штатным PR-менеджером. Начинала со стартапа, а позже перешла в «Евросеть» на должность пиарщика. С 2016-го занималась развитием регионального PR в компании Yota. На вольные хлеба никогда не стремилась, но в 2017-м переехала в Германию и начала зарабатывать на фрилансе. Это позволяет мне не потерять сноровку в профессии, быть в теме последних событий и при этом успевать параллельно учить язык.

Татьяна Бриндас, работала пиарщиком в крупных и средних компаниях

За те шесть лет, что я работаю в PR, ко мне много раз обращались за советом знакомые и друзья. Когда такие советы начали приносить дополнительный доход, я решила сосредоточиться на сольной карьере.

Лада Щербакова, PR консультант, экс-директор по PR IBS и Fastlane

Мечтать о самостоятельной практике я начала давно, но тогда я работала в замечательной компании, где сотрудников холили и лелеяли, где я уже многого достигла, могла было наслаждаться результатом и почивать на лаврах хоть до пенсии. Я еще не была готова к свободной жизни ㅡ слишком велика была привязанность к уверенности в завтрашнем дне и страх неизвестности.

Но во время декрета я подумала: что делать дальше? В офис уже точно не хотелось. И тогда вселенная улыбнулась и послала первого клиента ㅡ одного крупного инвестора, с которым мы общались по предыдущей работе. За ним начали подтягиваться и другие старые знакомые ㅡ бывшие коллеги, партнеры, все, кто знал меня раньше, доверял мне и готов был сотрудничать со мной в моем новом статусе. Переход во фрилансеры был не вынужденный и не в результате решения «начинаю жить по-новому». Я до него дозрела с точки зрения опыта, компетенций, репутации, связей.

Ольга Руденко, PR-менеджер предпринимателей, блогеров, звезд шоу-бизнеса

Первое, с чего бы хотелось начать: «Праздник к нам приходит…Праздник к нам приходит…». Я аж мурашками покрываюсь.

Сразу после университета два года я работала в Coca-Cola, но летом 2018-го переехала в Москву и начала устраиваться в те компании, которые казались мне перспективными. Собеседования. Стажировки. Испытательные сроки. За 3 месяца я успела разочароваться во всех местах, куда стремилась, и приняла решение делать все самостоятельно. Мне хотелось работать с неизвестными брендами и организовывать мероприятия с нулевым бюджетом. Параллельно я взялась за другое направление ㅡ продвижение людей. Нашла специалистов в этой области, познакомилась и стала у них учиться. Появились первые клиенты. Вскоре мой доход достиг прежнего уровня — уровня заработка в международной компании. Сейчас отвечаю на ваши вопросы, находясь в Испании.

Ольга Скоробогатова, эксперт по маркетингу и PR

Я 12 лет была PR-директором и потом директором по персоналу и управлению брендом в известной федеральной компании. Мне нужно было уйти, чтобы освободить время для творчества: я пишу картины, создаю авторские броши, организую показы. В итоге сложился правильный баланс: остался пиар, который я обожаю, но без условностей офиса и длинных совещаний. Творчество стало приносить больше удовольствия и дохода, когда я смогла уделять ему больше времени.

Алексей Гриценко, руководитель «Мастерской пресс-релизов» и авторской школы PRsreda

До открытия своего дела я работал в муниципальной пресс-службе, потом в пресс-службе регионального заксобрания и в пресс-службе филиала федеральной кампании. В таких организациях нужно быть «человеком системы», который преклоняется перед мнением начальника, даже если оно вызывает недоумение. Как в армии приказы не обсуждаются, так и здесь. Решение открыть свое дело в сорокалетнем возрасте не стало спонтанным, а вынашивалось несколько лет. Оно встретило неприятие в семье: нет стабильности, нефиксированная зарплата, непонятно, как искать клиентов. Но у меня появилось четкое осознание того, что дальше находиться на наемной работе я не хочу и не могу.

Евгения Заславская, PR-консультант

Как и многие из моих коллег, сначала я была журналистом. И чаще всего писала из дома. Это было задолго до того, как фриланс стал считаться привычным форматом работы. Бабушка называла это проще: «Сидишь дома за компьютером? Бездельничаешь. Устроилась бы уже в офис как все нормальные люди». Я и устроилась.

В офисную жизнь я вступила уже PR-специалистом. Работала и с агентствами, и с чиновниками, и внутри компании. Но так как я пришла в офис сильно позже своих ровесников, для меня такая жизнь никогда не была «нормой». Строгие приходы к 9 утра и невозможность поработать из дома сильно напрягали. Наверное, тому, кто сразу после института пришел в офис и не познал все прелести творческой жизни, сложно меня понять. Такому человеку никогда не приходилось самоорганизовывать свой график жизни. Всегда были правила. А по правилам жить, конечно, легче.

Что хорошо в работе PR-консультанта

Ольга Руденко. Ты сам определяешь, с кем хочешь работать, а с кем нет. Сам планируешь свое время и не ходишь в офис. Как ни крути, большинство людей в России отсиживает рабочие часы. Я же могу работать 3 часа в день или 24 часа. Сколько поработал ㅡ столько и заработал.

Татьяна Бриндас. Плюс фриланса в том, что уменьшается цепочка согласований. Ты общаешься с заказчиком, который потом сам принимает работу. Это очень экономит время и нервы. Еще когда работаешь независимо, твой доход зависит только от тебя. Можно за неделю заработать месячный оклад. Можно ничего не заработать. Но всегда есть мотивация что-то придумать.

Евгения Заславская. Я не воспринимаю свою работу как работу. Работа с информацией ㅡ уже стиль жизни. Кстати, еще одна причина, почему я не люблю офис ㅡ это некие рамки, стандарты, которые присущи именно «работе», а не любимому делу.

Любимое дело ㅡ это когда ты просыпаешься, к примеру, в Нью-Йорке, и идешь поработать в публичную библиотеку. И тебе не обидно, что, как же так, я же приехала в отпуск, а отпуск 1-2 раза в год. Ты знаешь, что Нью-Йорк ㅡ это просто локация. И это невероятно вдохновляет ㅡ возможность эту локацию периодически менять.

Инна Крапивина. Мне нравится то, что работу независимого пиарщика на разных этапах согласовывает один человек ㅡ клиент. В то время как штатному сотруднику часто приходится согласовывать свои материалы и действия с коллегами из нескольких отделов. Где работать ㅡ не имеет значения. Рабочий день ненормирован, и ты круглосуточно на связи с клиентом, журналистами, организаторами мероприятий. Приходится соблюдать дедлайн и стараться себя дисциплинировать. Это с одной стороны интересно, с другой ㅡ дополнительная ответственность.

Алексей Гриценко. В большинстве компаний пиарщик — это подчиненный. Практически для всех. Что-то вроде «девочки» или «мальчика» на побегушках, не самая необходимая деталь механизма. И примерно 90% руководителей и персонала совершенно не понимают, зачем он нужен, чем занимается, в чем его польза. Ведь на продажи, выручку, объемы производства он и его труд непосредственно не влияют.

PR-консультант — фигура совершенно иного рода, это сторонний партнер-контрагент. К его мнению активно прислушиваются, он — привлеченный со стороны эксперт, своеобразный «спецназ». Я с клиентами, которым нужен был «винтик», слепо и тупо исполняющий их волю, расставался практически сразу.

Кроме того, штатный сотрудник работает преимущественно в процессном формате. Он трудится — в лучшем случае «с … до …», в худшем «с … до пока не закончишь». Его стараются шаблонизировать, типизировать, унифицировать, поставить на конвейер. Пиарщик ходит «на работу за зарплату», за исключением тех случаев, когда у пиарщика есть серьезные личные амбиции и бешеная целеустремленность. Независимого же PR-консультанта интересует осязаемый результат, достижение бизнес-целей. Он мотивирован, так как зарабатывает не фикс + незначительную премию, а зарплату за труды и вкусный бонус за успех проекта.

По своим возможностям и влиятельности штатный пиарщик и сторонний PR-консультант часто находятся на разных полюсах. Первый — своеобразная «обслуга», призванная восхвалять шефа, бренд и т. д. От нее не ждут ничего иного, кроме как «присутствия» и «освещения», уровень влияния на процессы принятия решений близок к нулю.

Сторонний PR-консультант помогает вытащить бизнес из пропасти или поднять его на новый уровень. Он не работает в коллективе, а включается в командную игру с общей целью. Он оценивает риски и последствия тех или иных управленческих решений, он подсказывает неординарные выходы. Он — практически ровня шефу, только что без права финансовой подписи. Согласитесь, это разные должности, люди, профессии.

Что плохо в работе PR-консультанта

Лада Щербакова. Не всегда равномерная загрузка, иногда случаются финансовые ямы и простои, к этому надо быть готовым. И на конференцию тебя никто не пошлет и билет не оплатит, все сам. Надо находить время следить за трендами. А когда ты немного вне социума, это расхолаживает. Есть риск потерять не только ритм, но и выпасть из профессиональной тусовки.

Евгения Заславская. Самое сложное, когда клиент хочет пиар ради пиара. Или ему кажется, что журналисты должны. Точка. Должны согласовывать, должны писать обо всех событиях, должны… К счастью, я уже могу позволить себе не работать с такими людьми.

Инна Крапивина. Клиент не всегда может дать конкретное ТЗ. Иногда оно звучит примерно так: «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». На то, чтобы сформулировать запрос и выявить сильные и слабые стороны клиента, иногда уходит слишком много времени. Эта работа оправдана в том случае, если клиент долгосрочный. Разовые клиенты не всегда видят смысл доплачивать за создание брендбука.

Ольга Скоробогатова. Мне мешает привычка многие вопросы решать при личной встрече. Сейчас мой основной заказчик находится в Санкт-Петербурге. Более того, знакомы мы только по переписке и телефону. Когда ты постоянно в гуще событий — это проще.

Приходится перестраиваться. Пиарщик-фрилансер все делает своими руками и головой. Раньше в моей службе бренд-политики было до 10 человек. Конечно, одно дело руками водить и спрашивать про выполнение, другое — самой выдавать результат.

Поэтому пока у меня небольшой дауншифтинг (на ступень ниже), но важно этот этап пройти самой, чтобы сделать услугу максимально эффективной и понять, чего ожидать от подрядчиков.

Сколько зарабатывает PR-консультант

Лада Щербакова. Это от уровня фрилансера зависит, от количества клиентов, от готовности работать 5 или 15 часов в день и т. д. Копирайтеры тоже себя иногда пиарщиками считают.

Думаю, что без ущерба для здоровья на 100-150 тыс. рублей точно можно рассчитывать, а дальше уже it depends. Нет предела совершенству.

Татьяна Бриндас. Стоимость моих услуг зависит от того, какие цели мы поставим с заказчиком и удастся ли их выполнить. В среднем, для клиента эта планка не превышает 30 тыс. рублей в месяц. Верхняя планка заработка практически не ограничена.

Я знаю людей, которые зарабатывают по 200-300 тысяч в месяц, но они полностью ведут заказчиков, начиная с наполнения сайта и заканчивая публикациями в топовых изданиях. До такого уровня надо дорасти, но все зависит только от нас.

Ольга Скоробогатова. Для одного контракта 500 евро, думаю, оптимально. Еще предполагаю сделать облегченную услугу: Х текста, Y публикаций, Z постов. Для Москвы и Питера нормальный уровень — 100-150 тыс. рублей. Регионы чуть меньше. Возможно все. В период выборов можно было и за неделю так заработать.

Алексей Гриценко. При спокойной работе по поддержанию или постепенному улучшению репутации клиента можно взять за основу среднюю ставку пиарщика в регионе (например, 30-45 тыс. рублей в месяц). При срочной и напряженной работе, например, в условиях репутационной войны, ставки возрастают пропорционально «цене вопроса» и трудозатратам. Иногда зарплата делится на фиксированные платежи и бонусы за определенные результаты.

Евгения Заславская. Это очень сильно зависит от опыта специалиста, сферы его работы и, конечно, региона. Когда работаешь на рынке международного PR, то там идут совсем иные зарплаты. Поэтому не удивляюсь, когда кто-то говорят, что его доход составляет 40 тыс. рублей, а у кого-то $20 тыс.

PR-консультант vs PR-агентство

Ольга Руденко. Независимый PR-консультант предлагает те же услуги, что и агентство: ведение клиента на постоянной основе или разовую поддержку проекта. Стоимость услуг будет индивидуальна в каждом случае, но цена у независимого пиарщика обычно ниже из-за отсутствия посредника в лице агентства.

Евгения Заславская. Все зависит от целей. Пиарщик в единственном лице нужен, когда необходимо глубокое погружение, непосредственное участие в жизни компании. Это почти что штатный специалист. Агентство — больше про проектную историю. И вот здесь уже вопрос выбора решается по цене и/или задаче. Далее все определяют знакомства. Раньше люди приходили на бренд, но сейчас все чаще приходят к конкретному специалисту, будь это человек внутри агентства или же независимый консультант.

Лада Щербакова. Меня выбирают в 90% случаев или потому, что меня знают, или по рекомендации тех, кто со мной работал раньше. Я уже заработала репутацию на рынке. Большую роль играет, проверенный ты специалист или «киндерсюрприз». Недавно ко мне, уже восемь лет спустя после ухода с прошлого места работы, обратились бывшие коллеги, у которых теперь своя компания. Ведь всем клиентам важно, чтобы человеку можно было доверять.

У агентства тоже может быть великолепный бэкграунд, портфолио, заслуженное уважение, но работают все равно с конкретным менеджером. И если он накосячит, то репутации руководителей может быть недостаточно, чтобы исправить ситуацию. Вопрос цены тоже важен, хотя не всегда принципиален.

Еще имеет значение масштаб проекта. Одно дело, если речь идет о разработке стратегии, тренинге или же ежемесячной медиаподдержке. Другое дело, если нужно подготовить большой форум, организацию выставки или благотворительный марафон. Когда проект требует много ресурсов, то консультант просто не сможет его реализовать, у него нет столько голов и рук. Вероятно, кто-то берется за такие проекты, я нет. И даже конкурировать за них не буду.

Инна Крапивина. Нет никакой конкуренции между независимыми пиарщиками и PR-агентствами. Если клиент нуждается в масштабных и продолжительных активностях, он обращается в агентство. Независимый пиарщик — все же более узкий специалист. Один из моих козырей — возможность публикации в зарубежных СМИ. Тем более для сотрудничества с фрилансером обычно не нужно устраивать тендер и оформлять кучу документов. Если репутация компании уже находится под угрозой, клиент заинтересован в том, чтобы работа над имиджем началась как можно скорее.

Сколько клиентов может вести PR-консультант

Татьяна Бриндас. Если это клиенты не из конкурирующих, а смежных областей, например, все относятся к лайфстайл тематике, то 2-3 заказчика можно вести без цейтнота и напряжения. Главное — составить контент-план и учитывать резерв в 1-2 дня при написании материалов. Я изначально совершила ошибку и начала работать с тремя абсолютно разными клиентами. Времени постоянно не хватало, и от двоих пришлось отказаться. С третьим работаю до сих пор и теперь стараюсь не отступать от выбранного направления.

Евгения Заславская. У меня было однажды 7 проектов одновременно. Это нереально. Просто по определению не можешь вести качественно работу по всем проектам. Опытным путем пришла к выводу, что может быть 2 полноценных проекта, которыми ты занимаешься каждый день, и 2-3 временных или не затратных по времени.

Ольга Руденко. Сейчас я веду три проекта. Два из которых работа над личными брендами клиентов, третий — PR-сопровождение ювелирного бренда. Плюс есть те, с кем работаю сдельно. Например, поступает подходящий запрос — предлагаю его клиенту.

Алексей Гриценко. Много меняющихся, разовых клиентов для частного пиарщика — непозволительная роскошь. PR — инструмент стратегический, а не тактический, работает не от случая к случаю, а системно.

Если мы чистим зубы раз в месяц, то рассчитывать на их здоровье и белизну приходится мало. А с репутацией, кажется, что нормально. Нет, не нормально.

Я больше 4 долгосрочных клиентов одновременно не беру. Три — нормальный показатель. Если PR-консультант набрал достаточный вес и занимается только консультированием, докрутками, но сам ничего не пишет, не распространяет, тогда число клиентов может быть увеличено.

Ольга Скоробогатова. Тут как про шапки. Из одной шкуры можно сшить и 3, и 50. Зависит от профессионализма, скорости, объема работ. Для меня оптимально 2, максимум 3 проекта. Желательно со схожих рынков, тогда примерно одинаковые каналы продвижения и, допустим, для СМИ можно предлагать интересные решения.

Где искать клиентов

Ольга Руденко. PR-менеджер растет на собственных кейсах. Я использую три способа привлечения клиентов. Первый: когда новые клиенты выходят на меня самостоятельно, ссылаясь на прошлые проекты. Возможно, они были участниками или гостями мероприятия и видели результат. Второй: рекомендации клиентов, коллег и партнеров, с кем я уже сотрудничала. Третий: я нахожу клиентов на мероприятиях, работает нетворкинг.

Евгения Заславская. Сейчас я никак не ищу новых клиентов. Люди приходят сами, по рекомендации знакомых или знакомых знакомых. Это очень приятно. Думаю, это благодаря тому, что я за свою карьеру в PR успела попробовать себя в разных отраслях и форматах работы: от PR-агентства до правительственной пресс-службы. Так и набираются контакты.

Татьяна Бриндас. Искать клиентов можно в специальных Телеграм-каналах, на hh.ru, ВДХЛ и т. д. Там выкладывают такие вакансии, что работодатель уже настроен работать с фрилансером.

Вас ждет большая конкуренция, но при наличии хорошего портфолио можно найти интересного клиента. Более сложный вариант — создание собственного сайта и реклама услуг.

У каждого варианта свои плюсы и минусы, но мне второй нравится больше: сегодня можно самому собрать красивый и информативный сайт на бесплатной площадке. Продвижению сайтов тоже учат, нужно пройти курсы — и вперед.

Инна Крапивина. Одним из самых эффективных инструментов остается сарафанное радио. Еще я размещаю объявления на hh.ru, YouDo и других подобных ресурсах. Не стесняюсь предлагать свою помощь компаниям, организациям, персонам, которые существуют как бренд относительно недавно. С ними всегда приятно работать. Они полны энтузиазма и их ожидания не завышены. Кроме того, у меня есть личная клиентская база. Если появляются интересные предложения от СМИ, я время от времени предлагаю в них поучаствовать. Я всегда на связи со своим (даже недействующим) клиентом. Знаю, какие задачи он ставит перед собой, и что планирует на ближайшее время.

Как не остаться без оплаты

Алексей Гриценко. Принимать оплату пиарщику на аутсорсинге лучше авансом (от 50% до 100%). Это подтверждает серьезность намерений со стороны заказчика, реальную значимость для него обозначенных целей и задач.

Татьяна Бриндас. Договариваться о KPI и условиях необходимо «на берегу». Без стратегий и контент-планов работать будет тяжело, не важно, в найме или на фрилансе.

Еще один «капитанский» совет — не ленитесь составлять и проверять договоры. Вы в любом случае получите бесценный опыт, но опыт не заплатит за квартиру и не купит вам поесть.

Евгения Заславская. Я всегда работаю только по предоплате. Мне так комфортнее. Клиент знает, что я на связи в любое время. Ведь именно поэтому многие до сих пор хотят себе специалистов в офис. Кажется, если ты работаешь удаленно, значит пропадешь. До тебя не дозвонишься и не достучишься.

Лада Щербакова. С новыми клиентами стараюсь работать по предоплате, но не потому, что не доверяю, а потому что такой подход формирует правильное отношение к моему труду и его результату. Клиент понимает, что это не «разбег». Нет такого, что посмотрим, что получится, а потом решим, надо оно нам или нет. Клиент включается в процесс, участвует в обсуждении, ждет результата, оценивает его вес для бизнеса.

Смотрите также:
Фриланс расправил плечи. Новая философия PR-фриланса

Что изменилось в работе PR-консультанта в 2018 году

Татьяна Бриндас. Технологии очень сильно изменили отрасль: я уже не представляю свою работу без CRM-системы, Pressfeed, Facebook. Если раньше приходилось буквально «вытаскивать из-под земли» контакты нужных журналистов, теперь есть площадки, где они сами обращаются за фактурой. Это очень помогает экономить ресурсы. Если удается наладить контакт, первая публикация может послужить стартом к хорошим отношениям.

«Умные программы» делают за тебя половину работы — от проверки правописания и орфографии до поиска контактов и анализа рассылки. Тебе остается только составлять планы и делать больше контента и публикаций.

Евгения Заславская. Работа с массового подхода перешла на индивидуальную. И по моим ощущениям, гораздо больше пиарщиков поняли это в 2018 году.

Хороший пиарщик — это настоящий помощник журналиста. Если разбираешься в теме, всегда можешь увидеть еще один угол зрения и предложить журналисту свою версию событий. Это не может не радовать, потому как пока общее мнение коллег-журналистов о пиарщиках сильно расстраивает, а канал «Беспощадный пиарщик» по-прежнему находит контент для саркастических публикаций. Но в 2018 году, на мой взгляд, таких поводов стало меньше. Не считала, конечно.

Кстати, приятно, что все больше пиарщиков понимают, что пиар — это вообще ни разу не про умение писать. Думают про цифры, аналитику.

Ольга Руденко. Когда слышат, что я занимаюсь PR, часто задают вопрос: «Это Инстаграм, таргетинг, конверсия, трафик, все дела?». Многие мои коллеги-пиарщики после подобного вопроса начинают возмущаться и объяснять, что они не SMMщики или маркетологи, а специалисты другого уровня и полета. Да, пять лет назад мы могли не воспринимать соцсети в системе СМИ.

Сейчас ситуация на рынке следующая: SMM недооценивает пиар, пиар не воспринимает SMM. Но ведь клиенту не важно, входит SMM в пиар или нет. Его запрос — стать известнее.

Инструменты для достижения целей выбираете вы. Так что не разбираться в элементарных трендах непозволительно.

Лада Щербакова. Старые форматы постепенно теряют свой вес, например, пресс-релизы. Их никто не отменял, но они уже давно выбыли из списка приоритетных инструментов, если, конечно, речь не идет о топ-10 российской экономики, от которых зависит бюджет страны и каждый день сделки на $100 млн. Радует то, что клиенты теперь четко понимают, что нужна не просто медиаактивность, а стратегия, и с нее стоит начинать прежде, чем бросаться в бой.

Что сегодня нужно, чтобы оставаться в теме

Евгения Заславская. Еще вчера можно было говорить: «Я не смотрю Дудя, или я не знаю, кто такая Бузова. Я не смотрел/не читал/ не видел про любой последний скандал, который все обсуждают».

Сегодня, если у пиарщика вялая страничка в Facebook (я им не пользуюсь, мол, мне как-то «Одноклассники» ближе), это вызывает у меня большие вопросы насчет его профессионализма. Нет, это не ключевые компетенции PR-специалиста, но you know what I mean.

Татьяна Бриндас. Для того, чтобы не остаться «за бортом», нужно становиться многостаночником. Если ты пишешь — научись еще снимать видео, делать фотографии или рисовать иллюстрации. Работаешь только со СМИ? Тогда научись еще делать SMM. И так далее до бесконечности. И ты обязан развивать личный бренд.

Ольга Скоробогатова. К PR или пресс-службам на аутсорсинге обычно обращаются не очень крупные компании, и они хотят получить в одном лице и пресс-секретаря, и ивентера, и дизайнера, и интернет-маркетолога. Это сложно, но это вызов времени. Поэтому я учусь в цифровой академии. Вот только что сама сделала себе сайт на Битрикс 24. Если бы мне полгода назад сказали, что я на это способна, покрутила бы у виска. Сейчас настолько много всего нового, и эти инструменты так быстро меняются. За всеми не угонишься, но в курсе быть надо.

Что ждет независимых пиарщиков в 2019 году

Татьяна Бриндас. Я могу предположить, что грань между маркетингом и PR будет стираться еще больше, основной упор в коммуникациях компании будут делать на контент-маркетинг. Хорошие копирайтеры, журналисты и издатели станут востребованы в сфере PR как никогда раньше. Компании будут создавать собственные коммуникационные площадки, и преуспеют те, кто умеет делать качественный контент. Я собираюсь расширять пул услуг, в основном, это касается контента: нужно научиться снимать и монтировать видео, делать фото и иллюстрации к текстам.

Евгения Заславская. В 2019 году должны стать еще более популярными аналитические инструменты. Все только говорят об этом, но каких-то четких кейсов я пока не видела. Хотя конференции на тему стратегического PR проводят, и это уже хорошо. Дальше будет лучше (наверное).

В этом году был сильный скачок в связи с популярностью блокчейн-проектов и очень небольшим количеством пиарщиков на этом рынке. Сейчас там провал, но кто знает, что «выстрелит» в следующем году. Думаю, пиарщику пора быть универсальным солдатом.

При это понимать, что и зачем ты делаешь. А не стрелять по мишеням с завязанными глазами.

Ольга Скоробогатова. Стратегически я вижу свое развитие так: в 2019 году я отточу услугу по комплексному PR-обслуживанию и создам аналог брендингового агентства, где дистанционно будет работать несколько узких специалистов. Один маркетолог в современном мире неизбежно будет оставаться дилетантом. Время покажет. Я ведь новичок в самостоятельном плавании. Только практика — критерий истины.

Лада Щербакова. Из года в год мы слышим одни и те же прогнозы: профессионализм растет, потребность в PR растет, клиенты все больше понимают великую силу PR и т. д. Все неоднозначно. У кого-то растет, у кого-то нет. В сфере антикризиса у нас до сих пор встречается лес дремучий: последняя история с «Аэрофлотом», который лишил клиента платинового статуса за пост в соцсети, еще раз это доказала. Что точно будет расти — это желание связать работу PR-специалиста и цифры в отчете по продажам. Вот только пока никто толком не научился это делать. И вопрос, надо ли это делать, все еще остается открытым.

Понравилась статья?

Подписывайтесь на новые каналы Pressfeed
и не пропускайте главное о медиа и пиаре

Главное про пиар и медиа сегодня

Контакты