Интернет разгромил газеты. Но индустрия готова нанести ответный удар с помощью сайтов, которые станут аналогом iTunes в журналистике. Редакция Pressfeed перевела заметку-хит от The Guardian о том, как медиа превращают своих недавних могильщиков в новых спасителей. 

Недавно группа из 17 американских новостных организаций, включая издания New York Times и Washington Post, подали иск против новой новостной платформы. Платформа под названием Brave была запущена в январе создателем языка JavaScript Бренданом Айком. Браузер Brave был разработан как ответ на два современных тренда в новостной сфере: появление мобильных платформ, таких как Apple News и Instant Articles в Facebook, а также растущее использование программного обеспечения, которое позволяет читателям блокировать рекламу в новостях.

Тираж британских газет сильно упал в последние несколько лет, среди жертв издание Independent. (хотя оно продолжает существовать в онлайн режиме). Фотограф: Доминик Липински/PA

Тираж британских газет сильно упал в последние несколько лет, среди жертв издание Independent. (хотя оно продолжает существовать в онлайн режиме). Фотограф: Доминик Липински/PA

Модель Айка имеет встроенный блокиратор рекламы, но основной трюк — это блокировка объявлений в тексте новостей и их замена на рекламу программы. По мнению Айка, подобный подход ускорит загрузку новостных страниц и «обеспечит независимость и автономность данных» пользователей. В отличие от Facebook, при нажатии на рекламные блоки пользователь не оставляет никаких данных. Более того, Brave предлагает издателю 55-70% прибылей от размещения рекламы.

Это не убедило истцов, коими являются оригинальные издатели. Требование, направленное в адрес Айка, называет данную бизнес-модель «откровенно незаконной» и утверждает, что Brave эксплуатирует инвестиции в размере «5 миллиардов долларов» в год, направленные на развитие оригинальной журналистики. В письме издатели указывают, что Brave просто крадет их статьи, вставляя их на свой веб-сайт для получения прибыли.

С одной стороны, этот аргумент следует изучить. С другой — Brave кажется довольно интересной мишенью для коллективного сутяжнического порицания со стороны газет. Большая часть новостного контента, присвоенного Brave, также опубликована и доступна на Apple News и Instant Articles, где доля полученных доходов составляет лишь часть от доходов проекта Айка. Вместе с распространенным программным обеспечением, блокирующим рекламу, возмещение снижено практически до нуля. Айк был довольно удивлен выдвинутому требованию: «Brave – это решение, — заверяет он, — а не враг». У него определенно есть своя точка зрения на этот счет.

Возможно, подобный иск свидетельствует об ужасной ситуации упадка, в которой сейчас находится индустрия. Неопределенное будущее журналистики — уже давно не новость. Около 15 лет назад с изобретением цифровых СМИ новостные организации в основном применяли одну из двух испытанных и надежных стратегий антикризисного управления: страус или лемминг. Они либо старались игнорировать новые условия, упрямо отстаивая знакомые позиции и подготавливая надежную защиту в пользу журналистики, либо с головой ныряли в разреженный воздух цифрового будущего, уповая на материальное чудо новых неизведанных источников дохода, пока окончательно не сели на мель. Для таких издателей, которые пережили первые волны той революции, а большинство выстоять все-таки не смогли, ни одна из стратегий не смогла стать гарантией успеха.

Отдел новостей New York Times подал иск против новостной платформы Brave. Фотограф: Джонатан Торговник/Getty Images

Отдел новостей New York Times подал иск против новостной платформы Brave. Фотограф: Джонатан Торговник/Getty Images

С момента стала четвертой среди работ 2015 года, находящихся под угрозой исчезновения , заняв место между фермером и лесорубом. И поставщики рекламы в газетах — не единственные, кто почувствовал это на себе. На этой неделе FT сообщила, что новостная медиа-компания Buzzfeed в половину урезала бюджет проектов 2016 года до 250 миллионов долларов. Тогда Buzzfeed выступила с докладом  о «кровавой бане для цифровых СМИ»,  повествуя о сокращениях в Mashable, International Business Times, Gigaom, Al-Jazeera America, а также в компаниях Observer и Guardian Media Group.

Несмотря на заметные очаги сопротивления, это масштабное сокращение похоже не собирается сбавлять обороты. Сперва, некоторые из наиболее новозаветных комментаторов  цифрового будущего были склонны предсказывать большой сдвиг в читательских и покупательских (или не покупательских) привычках, которые впоследствии станут началом золотого века расследования и освещения событий.  Особенно долго продержались два пророчества: о триумфальной победе новой демократии гражданских журналистов и блогеров над горсткой «привратников» информации, и о восхождении газет, не побоявшихся прыгнуть в цифровой омут с верой в бесплатный контент, с неизбежной миграцией прибылей из печатных в цифровые СМИ.

Тогда все скрестили пальцы, поскольку оба прогноза казались весьма правдоподобными. Однако появление социальных сетей и растущее доминирование мобильных телефонов как основного канала передачи новостей и информации безжалостно подорвали оптимистичные мнения о будущем. Повсеместный и скорый успех социальных сетей привел к устареванию проникновенных блогов, о которых так судачили прорицатели гражданской журналистики, оставив позади консерваторов и особо ярых сторонников. Так кто же захочет писать 1400 слов, которые не оплатят и не прочитают, в то время как какой-нибудь хитрец получит куш за 140 знаков?

Непрерывный рост онлайн-читателей, который повлек за собой увеличение доходов от рекламы, все-таки не смог заполнить дыру в финансах издателей, оставленную сокращением тиража. Этот рост застопорился с появлением программного обеспечения, блокирующего рекламу, которое подчистило источник жизненной силы платных сообщений — онлайн-контент. По подсчетам, в прошлом году такое программное обеспечение  стоило издателям 22 миллиарда долларов потерянной прибыли. Заманчивая мантра о «монетизации контента» — выражение, которое заведомо редко использовалось в новостных отделах — теперь кажется еще более фантастической.

На последней лекции в Кембридже, Эмили Белл, бывший редактор отдела предпринимательской деятельности издания Observer, редактор цифрового отдела Guardian, а в настоящем директор проекта Tow Center for Digital Journalism в Колумбийской школе журналистики, в жестких эпитетах подвела итоги новых порядков. Лекция называлась «Конец новостей, какими мы их знали: Как Facebook сожрал журналистику». В лекции Белл утверждает, что события в сфере журналистики, произошедшие в последние 5 лет под влиянием социальных сетей, – это нечто иное как последствия радикального сдвига, который имел место быть еще 10 лет назад; когда интернет показался миру самым ярким изобретением тысячелетия, но все изменилось в масштабах Гутенберга.

Доступ к новостной ленте через мобильные устройства неожиданным образом изменяет все, что было раньше. По мнению Белл, в настоящее время «четыре всадника апокалипсиса: Google, Facebook, Apple и Amazon замешаны в длительной и ожесточенной войне за то, чья технология, платформа и даже идеология победит. Она такая же суровая, как соперничество газет в 60-х гг. и телеканалов в 70-х, но с большими ставками».

По утверждению Белл, в некотором отношении в прошлом году «устаревшие издатели» (страшное сочетание), неожиданно, но, возможно, временно, «сами оказались бенефициарами этого конфликта». Появление мобильных новостных платформ сторонних организаций, например, Discover в мессенджере Snapchat, Instant Articles на Facebook, Apple News на iPhone и Accelerated Mobile Pages (AMP) в Google, неожиданно выдернуло всадников из седла для переговоров с некоторыми издателями, которым угрожает апокалипсис. Новостные приложения и платформы различными путями предлагают читателям быстрый доступ к информации из газет и журналов. Такие платформы увеличивают читательскую аудиторию традиционных «поставщиков информации» или журналистов (это хорошая новость), но также сокращают возможности для получения доходов от рекламы, обрывая прямую связь между издателем и читателем (это плохая новость).

Пока Google и Facebook пост за постом, от клика к клику продолжают собирать и монетизировать информацию о пользователях, газеты, отдавшие контент в «аутсорсинг», не узнают почти ничего полезного (или ценного) о своих читателях. Кроме того, как только Apple анонсировала Apple News, компания сразу открыла доступ к блокиратору рекламы в App Store, что в одночасье лишило читателей, использующих iPhone, возможности просматривать рекламу.

Белл предлагает коммерческим новостным организациям три варианта: боритесь, боритесь и боритесь еще отчаяннее. Первое означает «направить еще большую часть журналистского таланта в русло мобильных приложений – на Facebook и Instant Articles, где блокировка рекламы возможна, но затруднена». Второй вариант – признать, что погоня за онлайн-трафиком посредством указанных платформ «не только помогает вам, но и сильно вредит журналистике, поэтому оценивайте интересы, а не масштабы». Схема членства Guardian или более традиционные модели подписки – яркие примеры такого подхода.  И третий вариант – положитесь на прибыли от рекламы, которая не выглядит как реклама, так называемая «скрытая реклама», которая более не признает святости и непроницаемости стены, разделяющей новостной контент и платные сообщения, и которая уже подогревает рост компаний таких, как BuzzFeed.

Попытки конкурировать с вездесущими социальными сетями лоб-в-лоб путем отказа от контента выглядят неразумными. Однако, по замечанию Белл, такое сотрудничество с врагом, общее направление развития в настоящем несет с собой все виды рисков: «Вы теряете контроль над контактом с читателями и зрителями, над вашими доходами и даже над направлением ваших историй и достижением целей, которые они ставят». Кажется, что потерпев фиаско на прошлой неделе или почувствовав себя бессильными в борьбе против технологических гигантов по указанным вопросам, американские газеты набрались смелости и попытались установить границы дозволенного, подав иск против Brave.

Данная тяжба поднимает на повестку и другой вопрос. Куда движется индустрия новостей? Один путь, который Белл не поддерживает в новом миропорядке – это устаревшая возможность людей платить за вещи, которые они хотят прочесть, напрямую. Идея микроплатежей в журналистике муссируется с момента появления цифровых СМИ и часто отвергается как неработоспособная или неприемлемая для нового поколения читателей. На развивающемся рынке мобильных устройств немногие новаторы рассматривают возможность вернуть данное понятие к жизни. Журналисту подобное подспорье может показаться заманчивым.

В 2014 году Александр Клепинг установил онлайн-платформу Blendle в Нидерландах. Сайт изначально отбирает лучшие статьи из целого ряда газет и журналов и продает их на индивидуальной основе тем, кто подписан на сайт и имеет учетную запись. Платежи, установленные оригинальным издателем, варьируются от 5 до 20 пенсов (4,70 — 18,80 руб.) для самых продвинутых профилей, 30% прибыли идет Blendle, остальное – издателю. Платежи автоматически взимаются со счета читателя. Если, дочитав статью до конца, читатель не получил необходимую информацию, он имеет право требовать возврат платежа. По такой схеме Blendle обслуживает 500 000 постоянных пользователей в Нидерландах и Германии. Прелесть данного сайта заключается в возможности подписки, платного доступа и членства во множестве любимых изданий, один клик и читатель получает доступ ко всем из них в соответствии с его вкусами. Две недели назад при поддержке New York Times и немецкого медиа-гиганта «Аксель Шпрингер-Ферлаг» Клепинг запустил сайт в Соединенных Штатах с контентом целого ряда печатных газет и журналов, включая New York TimesWall Street Journal и многих других. На прошлой неделе в телефонном разговоре Клепинг сообщил, что превосходя любые ожидания в первые 10 дней к бета-версии сайта подключились 10 000 читателей – конечно, мизерные цифры в сравнении с Facebook, но это только начало.

Новостной агрегатор Apple. Фотография: The Observer

Новостной агрегатор Apple. Фотография: The Observer

«Безумная идея» Клепинга опирается на пару предположений. Первое — «платформы от крупнейших компаний. В конце концов, их единственной мерой качества является количество глазных яблок, но я не уверен, что это мерило для большой журналистики».

Другое — сравнение с музыкальной и киноиндустрией. Больше половины пользователей Blendle имеют те же данные, что и личный профиль Клепинга: возраст до 30, высшее образование, первое поколение, выросшее на бесплатном контенте. «Я никогда в жизни не платил за музыку, пока не появился iTunes и Spotify», – говорит Клепинг.  «Я лучше буду загружать все из Napster, как это делают все. То же самое и с фильмами, но что удивительно — мои друзья платят Netflix и Spotify».

Они это делают отнюдь не из-за приступов угрызений совести, а потому что данные сайты предлагают универсальное решение. «Получение данных на базе одной платформы, плюс легкий поиск, плюс присутствие всех твоих друзей и возможность просматривать, что они слушают, плюс наличие небольшого личного пространства для создания собственных плей-листов – всего этого достаточно, чтобы заставить людей потратить 10 баксов в месяц». Что работает для музыки, обязательно сработает и для журналистики, уверен Клепинг.

Читайте также:

Пиарщику, маркетологу, руководителю!
PDF-инструкция «Где и как публиковать статьи бесплатно. 18 медиа-площадок с большими аудиториями».

Получить бесплатно

Подобную славу снискали и несколько других проектов. Среди них наиболее любопытным является прототип веб-сайта и приложения под названием Lumi news. Прототип был разработан лондонцами Мартином Стиксэлем и Феликсом Миллером. Ребята ранее засветились как создатели Last.fm, веб-сайта по подбору музыки, и сейчас используют свои алгоритмы в новостной сфере. Как сообщает Миллер, их секретным ингредиентом является «пребывание в индустрии в течение 15 лет. Мы полагаем, что знаем, как машинное обучение можно использовать в индустрии развлечений и информации».

«Персонализируй!» – вот их девиз. «Мы действительно преуспели в области хранения данных, которые пользователь разбрасывает кругом, будто это какой-то мусор», – говорит Миллер.

Протестировав веб-сайт пару дней, я убедился, что парни создали нечто стоящее. В особенности довольно точным кажется автоматический подбор информации согласно моим интересам. «Что мы делаем — так это применение аналогичной с рекламщиками технологии, но мы используем ее для обнаружения информации, а не в попытке что-то вам продать», – сообщает Стиксэл. Они уверены, что конкурентоспособность поставщиков лежит в «персональных настройках, настройках и еще раз настройках». И они сильно удивлены тем, что сайты и приложения газет фактически никогда не применяли подобную стратегию. Дуэт Lumi пока не раскрывает способы получения прибылей, хотя они отметили уникальность модели Blendle. «Мы играем с тем, что реально работает», – говорят они (наряду со всеми остальными).

То, на чем в свою очередь работает Blendle, немного противоречит здравому смыслу. Клепинг считает, что в наше время дефицита внимания нарастает популярность рынка, где информацию можно получить на расстоянии вытянутой руки. «Истории, которые популярны на Blendle, навряд ли когда-либо появлялись в списках самых читаемых изданий. Это отрывки мнений с особым видением, красивый слог, большие интервью, профили, глубокие исследования».

Клепинг надеется, что если и когда люди начнут платить большие суммы за информацию, тогда можно говорить о качественной журналистике, которая способна делать деньги. «Возможно, это уведет нас от жгучей тоски по кликам и упрощения информации», – говорит Клепинг. «Вы просматриваете все статьи, написанные за день (и), среди них так много ерунды, но каждый день есть несколько статей, которыми журналист или редактор по-настоящему гордится. Такие работы на нашем сайте».

«Какая часть пользователей запрашивает возврат средств?», – естественно спросил я.

«Около 10%. При подключении нового пользователя эта пропорция выше. Но когда мы начинаем лучше понимать, что им нужно, эта пропорция падает».

При нажатии кнопки для отзыва платежа сайт просит пользователя объяснить причину такого решения. Наиболее распространенной является следующая: «В статье нет нужной информации или ее содержание не совпадает с заголовком». Некоторые вещи никогда не меняются.

 

Оригинал: http://www.theguardian.com/