Почему роботы, научившиеся писать статьи, только простимулируют работу журналистов, а не лишат их хлеба.

Антон Кравцов

Антон Кравцов

Сегодня я встал в 6:30 утра. Из вчерашней командировки я привез простуду и фактуру. С первой пока не понятно, что делать, а вот вторую я хочу побыстрее обработать. Помимо недели в полях, бездорожья, ветра, грязи и коровьих туш, осталась куча не самых приятных процедур, которые нужно совершить, чтобы материал получился читабельным. Надо проанализировать рынок, углубиться в историю крупно-рогатого скотоводства в России, посмотреть, что там у буржуев, поговорить с нашими экспертами, достать Минсельхоз, Россельхозбанк и прочих банкиров, залипнуть часов на семь на гениальном и удобном сайте Росстата, чтобы найти три гребаные цифры. В общем, предстоит куча работы.

Если вчера я даже хотел подняться с постели в пять утра, чтобы отправиться с американскими ковбоями в Брянской области пасти коров, это же дико интересная фактура, то сегодня идея вылезать из-под одеяла ради сбора информации из открытых источников, мне совсем не нравится.

Это я все к тому, о чем в последние дни говорят мои коллеги журналисты, обсуждая новость про роботов, которые будут писать новости, а журналистика умрет или не умрет. Что я тут хочу сказать. Слава Богу, слава Яндексу, слава чувакам, которые это придумали! Мне не нравилось на последнем месте работы, потому, что там как раз приходилось писать эти гребаные новости изо дня в день. Нужно было находить инфоповод, гуглить первоисточники, собирать бэк, вспоминать подобные истории. Изо дня в день, Карл! Находить — гуглить — собирать — вспоминать! Вокруг хипстерский офис, бесплатный кофе, соцпакет, зарплата больше, чем у родителей вместе взятых, никаких перспектив. В 70 лет, если доживу, внуки меня спросят: «Дед, ты же журналистом был, что ты делал, где почитать твои репортажи?». А я им всего лишь отвечу, что мол, ну я это, находил, гуглил, собирал, вспоминал, ипотеку закрыл.

Это, ребята, называется прогресс. Мои грязные джинсы стирает машинка-автомат, кофе мне варит кофеварка, воду для душа греет тэн, основную ленту новостей формирует фэйсбук. Мне так удобно. Я уже давно убежден, что примитивную работу можно оптимизировать. Раньше я предлагал отдавать написание новостей по алгоритму студентам журфака, которым нужен опыт, а репортеров оставить для общения с живыми людьми. Сейчас уже и студенты журфака не нужны, как и сами журфаки впрочем.

Сейчас нужны журналисты. С большой буквы этого слова или с маленькой, не важно. Нужны люди, которые умеют думать и чувствовать. Не тупо следовать алгоритмам, а нащупывать тенденции, прогнозировать, быть психологами, чтобы разговорить спикера. Дрон не сможет передать запах горящих торфяников в Рязанской области, не сможет объяснить то давящее чувство безысходности, которое испытываешь, общаясь с детьми, отправляющимися по этапу из интерната ждать смерти в дом престарелых, ту немоту, которая возникает в тебе при общении с родственниками погибших. Да много чего не сможет сделать робот. Когда это произойдет, я не знаю. Произойдет, наверное, рано или поздно. Но на мой век хватит. Думается так.

Я не хочу вставать в 6:30 утра и заниматься рутинной работой, я не хочу сидеть в редакции и строчить однообразные тексты, которые перестают быть новостью уже через два часа, я хочу видеть и чувствовать живых людей, я хочу писать репортажи о том, как они живут, о чем плачут, о чем они радуются. Это может пафосно звучит, но я хочу писать жизнь.

Читайте также:

Единственное практическое руководство по бесплатному продвижению «Как бесплатно продвигать бизнес с помощью СМИ»

Получить книгу бесплатно

Инфу пусть собирают роботы, а комменты поможет собрать Pressfeed, контакты я найду в Nutcall, новости отфильтрует Google. Ну, вы поняли о чем я. Привет, о дивный новый мир.

 

Антон Кравцов, свободный репортер. Автор «Русской Планеты», «Профиль», «Лента.ру».